Первый рассказ
Учите физику!
Выгодная комбинация
Интервью
Будильник Кашпировского
Любовь к ближнему
Автобус
Полтергейст
Слава на дурняк
Гонки на тандемах
Телевизор
Контролер
Надувная баба
Мудрая жена
Дыни
Песня
Шутки с налоговой
Хомуты
Зачет
Друзья человека
Время - деньги
Светофор
Бузинесс
Сукины дети
Разница курсов
Новые русские
Минер
Телефон
Церковь
Пыжиковая шапка
Поездка в Кировскую область






 
Выгодная комбинация


Предыдущий рассказСледующий рассказ


          Так-то, конечно, я ехать никуда не собирался. Чего я там забыл, в езде? Это меня дальние родственники по материнской линии подбили ехать, своим жалостливым письмом. Они написали:
          "Давай, написали, приезжай. А то мы тебя, сукиного сына, уже лет десять не видели, даже забыли, как твоя морда выглядит: с усами она, например, или как? И еще приезжай, потому что помирает Прасковья Ивановна, твоя двоюродная бабка. Все-таки она тебя в младенческие годы нянчила. И хоть она тебя роняла и однажды обшпарила случайно кипятком - и вообще она, правду говоря, дрянная старуха, - ты все равно приезжай..."
          В общем, сел я в электричку и поехал...
          Только отъехали от вокзала, может быть, самую малость - открывается дверь и входит в вагон такая себе молодая девица с билетами.
          - А ну, - говорит она, - давайте, граждане, налетай на билеты. За безбилетный проезд и провоз багажа теперь штраф в десятикратном размере. Так что не увиливайте, граждане, от неприятностей, а то себе дороже выйдет.
          Я, конечно, сразу отвернулся к окну, смотрю, как там столбы мелькают. "Хоть бы, думаю, эта фифа скорее уже мимо прошла". Вдруг слышу прямо над головой:
          - А у вас, гражданин, что, уже есть билет, или чего?
          Оборачиваюсь - точно. Стоит и на меня смотрит.
          - Сейчас, говорю, возьму. Я как раз деньги искал. Мне, говорю, на этом поезде до города Славянска один билет.
          Она говорит:
          - Сорок тысяч. Только желательно мелкими, чтоб без сдачи.
          Я говорю:
          - Без сдачи как раз не получится. У меня только две деньги по пятьдесят и еще одна тысяча. Других нет.
          - Тогда, - говорит она, - у меня не будет вам сдачи – десять тысяч. Если хотите, давайте ваши пятьдесят и ждите, пока появится мелочь. Но если хотите, например, я вам не буду давать билет, но зато дам вам двадцатку сдачи. Таким образом, вам проезд обойдется не в сорок тысяч, а только в тридцать. Если, конечно, вам билет для чего-нибудь не нужен, для отчета там... Так вы согласны?
          - Конечно, говорю, согласен.
          "Вот же, думаю, какое везение, какая выгодная комбинация, оттого что кондукторша попалась такая нерасторопная в смысле мелкой сдачи".
          Даже настроение слегка приподнялось. В окно скучать стало неохота. Захотелось живого общения. Только общаться не с кем: справа пьяный мужик спит, слева я, а напротив сидят две преклонные бабки, между собой разговаривают.
          Стал я их этот разговор слушать для развлечения.
          А эти бабки только что познакомились, а до этого никогда друг друга не видели. И поэтому им сначала даже трудно было придумать, о чем им лучше говорить, чтоб обеим было интересно. Но вдруг оказалось, что одна из них ехала в село Шандрыковку - там у нее племянница живет замужем, - а остальная - сама родом из той Шандрыковки, но только давно там уже не живет. Это обстоятельство очень их сблизило и сразу произвело между ними взаимную симпатию.
          Вот так они, значит, сидят напротив и разговаривают.
          - ...Так шо, - рассказывает та, что родом из Шандрыковки, - появился он где-тоть через год. Не известно, где он был. Может, где-тоть пил и гулял с девками. Или, может, в тюрьме сидел. Только она уже иво и ждать перестала. Думала, пропал. Да и было б шо ждать, а то - пьяница и лодырь. Жалко только дитев...
          - А сколько дитев?
          - Двое у ее было. Такие хорошенькие, обе девочки. И такой отец... Так вот, заявляется он к ей в дом и видит там у ее учителя.
          - Каковского учителя?
          - Ну, к ей учитель один ходил в гости. Культурный такой, антилигентный, одним словом. Непьющий. Она, конечно, ничего себе не позволяла. Уже и люди говорят: брось ты своего пьяницу, обформи как положено развод, раз он пропал, и выходи за иво замуж, лучшего человека не найдешь. А она: нет, говорит, я так не могу; как ето - при живом отце дитев делать сиротками.
          - Ага-ага.
          - Ага. Так он, значит, как только вошел, даже не спросил – как она и что. Ни здрасти, ничего. Сразу поднял шкандал: так ты, мол, меня ждешь, пока меня нету. Ну, говорит, я тебе сделаю... Учитель-то ушел: неудобно, все-таки муж, чужая семья. И вот он все это на жену. Говорит: ну ты у меня увидишь. И ушел. До ночи его, значит, не было. Где-тоть шлялся до ночи. А ночью пришел, связал ее - жену-то - и хату поджег.
          - Та вы шо?!
          - Ага. И ее еще в комнате запер, шоб не выскочила.
          - Ах ты, Боже ж мой! А детки?
          - Шо?
          - А детки шо?
          - А... и их с ей запер. Всех запер, шоб не повыскакивали.
          - Ох ты ж ирод какой! Есть же такие...
          - Ага. Ну так слушайте. Дом загорелся. А люди, конечно, ведь увидели - дом горит, стали собираться. Шоб, значит, тушить...
          - Ну да, ну да...
          - А он перед домом стал с топором и никого не подпускает. Топором махает: всех, говорит, поубиваю!
          - Ах, собака! Ах, собака! Это таким бандюгам сразу надо - расстрел. Шоб и небо не коптил. Ну-ка собственных дитев...
          - Только люди уж иво таки связали и отвезли в милицию. А ее с детями спасли...
          - Слава Богу...
          - Их-то спасли, а дом - сгорел.
          - Расстреливать, только убивать таких скотов...
          - Какое там - расстреливать! Иво в милицию отвезли, а через день он уже обратно пришел.
          - Та как?!
          - Вот вам и как! Наверное, кому надо деньги заплатил. Сейчас нигде нету порядка. Самая последняя бандюга будет ходить как царь. А ты на иво ишо будешь работать. Нету для таких закона.
          - Раньше на каторгу посылали на всю жизнь. А щас посодют в тюрьму на все готовое...
          - А етот вообще на другой день вернулся.
          - К жене?
          - К жене... Шо он там забыл там, у жены? Тем более, дом сгорел. Он жену бросил. Жил сперва в доме матери. Связался с другой...
          - А ребенки?
          - А шо ему ребенки. Такому шо есть ребенки, шо их нетуть... Он и той, новой, своей крале ишо покажет. Бандит есть бандит.
          - Да, таких только в тюрьме держать.
          - А и она, видно, тоже какая-нибудь алкоголичка - как и он. Нормальная с таким не свяжется. Она не местная... Щас... Как же ж ее фамилия?.. Малышева... Балышева... Балычева, кажись...
          - Как это - Балычева? А как ее звать?
          - А я откудова знаю? Знаю, есть такая, и все.
          - А как его фамилия?
          - Иво? Мальцев.
          - Та шо вы это говорите? А откуда ж вы это знаете, шо он дом подпалил?
          - Как откудова? Сама видела.
          - Так он же дом не подпаливал!
          - Какое такое - не подпаливал?! Я шо, брешу?
          - Не знаю, только он не подпаливал. Дом спалил ейный любовник, тракторист.
          - Шо вы мне рассказываете, если там близко не былоть никакого трахториста. Я ж говорю - к ей учитель ходил.
          - К ей учитель сначала ходил. И не учитель, а его из школы за что-то уволили, он уже не был учитель. Она еще при муже с им шлялася, стерва. А потом, когда Николай уехал в плавание, у ей тракторист жил. Он, когда приехал, этого хахаля, тракториста, сильно побил, а потом напился от горя и лег спать и чуть не сгорел. Это хахаль дом подпалил.
          - Ну какую ерунду вы говорите!
          - Ничего не ерунду.
          - А за шо ж иво в таком разе милиция забрала?
          - Забрали, потому как думали на него. Тем более, он тогда на улицу с топором выскочил: хотел хахаля поймать. А подумали - он хочет жену убить. И было за шо. Он ее, гадину, взял голую и босую с двумя детями на руках. И он мало что чужих дитев обеспечивал, он и ее кормил и все ублажал, а она в то время с всяким мразью шлялася... Потом этова тракториста в тюрьму забрали.
          - Та вы ж все перепутали! Или я шо - брешу?
          - Та откуда вы сами это знаете, если двадцать лет там не были?
          - А вы откудова? Там была, шо ли? Шо мне такое заявляешь.
          - Мальцев муж моей сестры. Я к им еду... Как не стыдно только такие сплетни выдумывать?
          - Много ты знаешь про своего Мальцева. Как будтоть ты сама ето видела!
          - А ты мне рта не затыкай! Клеветница!..
          В общем, открылась между ними ужасная грызня. Все, конечно, замерли от радости, ждут, когда мордобой начнется.
          Но вдруг из тамбура послышались шум и разговор и вошел человек в железнодорожной фуражке. У меня прямо кишка екнула, когда я его увидел. "Ну, думаю, приплыли".
          А он еще и шутит:
          - Так что, говорит, которые едут без билета, готовьте сразу штраф, а то придется на ходу катапультироваться. В нашем поезде на этот случай специально наряд милиции имеется.
          И прется прямо ко мне. Как будто у меня на голове что написано.
          Стал я ему объяснять про предыдущую билетершу - не хочет слушать, и все. Две остановки перед ним распинался, уже думал - придется выходить в том виде, как он говорил. Спасибо, сосед справа, который выпивши, проснулся от шума и все ему сразу подтвердил. Поэтому никакой с меня штраф не взяли, только пришлось заново билет покупать. Так что из-за этого ревизора, черствого и равнодушного к людям, вместо экономии, дорога обошлась почти в два раза дороже.
          Вот уж, действительно, никогда не знаешь заранее, где найдешь, а где, может быть, и потеряешь.

 
1995 г.      
Зри в корень! На главную
E-mail


Предыдущий рассказСледующий рассказ

Copyright © 2005. Дед Пихто. При использовании материала ссылка на этот сайт обязательна