Первый рассказ
Учите физику!
Выгодная комбинация
Интервью
Будильник Кашпировского
Любовь к ближнему
Автобус
Полтергейст
Слава на дурняк
Гонки на тандемах
Телевизор
Контролер
Надувная баба
Мудрая жена
Дыни
Песня
Шутки с налоговой
Хомуты
Зачет
Друзья человека
Время - деньги
Светофор
Бузинесс
Сукины дети
Разница курсов
Новые русские
Минер
Телефон
Церковь
Пыжиковая шапка
Поездка в Кировскую область






 
Слава на дурняк


Предыдущий рассказСледующий рассказ


          Французский гражданин месье Шеваль, почтальон по образованию, однажды утром, окинув критическим взглядом деревянный свой сельский домишко, решил, что дальше так жить нельзя, и принялся за строительство... настоящего собственного дворца. Строил, из экономии, сам. Сам и цемент месил, сам и камни носил - по пути выполняя свои служебные почтальонские обязанности. Строил долго, сорок четыре года, до самой смерти. В результате вся округа радиусом в несколько километров осталась без единого валяющегося без дела мало-мальски приличного камня, а незаконченная архитектурная пародия Шеваля принесла своему создателю национальную известность. Несколько, правда, поздновато.
          А американец Бойд Уоддридж, твердо решив попасть в "Книгу рекордов Гиннесса" еще при жизни, влез на столб и засел на десятиметровой высоте, как сыч, с намерением не слазить с него, ни много ни мало, - восемь месяцев. На исходе седьмого месяца добрые друзья поведали ему, что в каком-то там веке до нашей эры один сирийский монах высидел на каменной колонне аж... тридцать три года!
          А один турок, надумав побить мировой рекорд по продолжительности пребывания в воде, мужественно бросился вплавь вдоль пролива Босфор. Увы, после изнурительного сорокатрехчасового марафона он понял, что еще пять минут - и пустит бульбы. Должно быть, его потянули на дно скушанные за это время 20 бутербродов с колбасой, 14 бифштексов, 12 плиток шоколада, 4 банки меда, 4 килограмма персиков, 10 бутылок сока и - особенно! - 25 чашек чая...
          У нас для того, чтобы прославиться, перенапрягаться не обязательно. То, о чем мечтают тысячи и миллионы заграничных тщеславцев, происходит у нас легко и просто; прямо, образно говоря, на ровном месте.
          Месяц назад возле 19-го гастронома задавили человека велосипедом. Не насмерть, конечно. Пострадавший - Леня Мордокрутов – человек такой комплекции тела, что его и бульдозером трудно задавить. Просто ему переехали велосипедом левую ногу. Получилось так, что Леня, стоя возле гастронома, буквально на секунду эту ногу оттопырил – червяка там какого-нибудь на земле хотел раставокать или микроба, - а велосипедист этот критический момент прозевал и, не имея в душе никаких претензий или желаний кровной мести к Лене Мордокрутову, все-таки на него наехал. Такой себе несчастный случай.
          Леня Мордокрутов, увидев, что произошло, конечно, не стал молчать. Тем более что он был с товарищами - и пустить дело на самотек - значило показать себя полным тюхой, не достойным уважения в коллективе. Поэтому Леня просто сразу взял - да и врезал поганому велосипедисту. Прямо его же велосипедом. И успокоился, и вернулся к друзьям, не интересуясь тем, что будет дальше.
          А дальше сталось то, что мужик этот, велосипедист, будучи по натуре человеком вредным, взял и сразу побежал в милицию и накатал там на Леню заявление, оклеветав его со всех возможных сторон. И ладно бы он честь и достоинство свои защищал, как Леня. А то ведь - жадность его задавила за свои деньги новый велосипед покупать. Сам-то он во время инцидента целый остался, потому что Леня впопыхах промазал и шмякнул велосипедом больше об асфальт, чем об велосипедиста. Только чуть-чуть ему колесом по голове попал. А вот транспортное средство испортилось очень капитально: рама - на части, руль - колесом, подшипники - во все стороны, а переднее колесо - об голову, значит, - огурцом. Ремонту не подлежит.
          Вскоре состоялось судебное разбирательство. С одной стороны - мужик, теперь уже пешком, без велосипеда, а с другой стороны – Леня Мордокрутов. Мужик без велосипеда говорит, что и на ногу-то наехал совсем чуть-чуть; и что по-другому и объехать не мог, так как сидел за рулем только пятый раз в жизни, а с пятого раза, как известно, такие маневры не всегда еще даются; и что от неожиданности забыл, как остановить машину, а то бы, конечно, сразу же извинился... В общем, врет и юлит человек как только может. А Леня Мордокрутов ведет себя прямо и откровенно: молчит Леня. И так получается, что чем дальше идет суд, тем все оборачивается хуже и хуже для Лени Мордокрутова. Хорошо, хоть свидетели мало чего вразумительного говорят - Леню боятся.
          Наконец, на второй день, процесс подошел к заключительному концу, судья сказал какие положено слова... И зал - ахнул! Оправдали Леню! Подчистую оправдали. В прежние суровые времена заплатил бы он как миленький за этот велосипед; а может, и переселился бы на временное место жительства на двадцать девятый километр - в казенный, как говорится, дом. А теперь - новое добавилось в отечественном юридическом законодательстве. Человеческий фактор добавился – моральный ущерб и все такое прочее. С этой новой точки зрения, понимаете, главный - моральный - ущерб понес как раз Леня Мордокрутов, когда его неожиданно велосипедом давили. И в этом своем ущербленном виде, под влиянием сильного испуга и в состоянии аффекта, он нечаянно и разбомбил транспортное средство. Как бы защищаясь.
          Так что пострадавший Леня Мордокрутов даже подумал было потом на велосипедиста тоже в суд подать. Но не стал. Друзья удержали. Все равно получалось, что Леня не просто оказался невиновным, при своем, так сказать, интересе, но и как бы выиграл в суде разрешение бесплатно отмстить за безвозвратно увядшие нервные клетки.
          Поговаривают, правда, будто Мордокрутов кому-то там взятку давал - чтобы, значит, судебный процесс вспять повернуть: деньгам-то в противном случае все равно пропадать. Но это так говорят злые языки, без всяких доказательств.
          Как бы там ни было, факт остается фактом: о судебном процессе стало известно всему городу и - благодаря газетам - даже дальше. А Ленька Мордокрутов сделался знаменитым человеком без всяких там заграничных изощрений. На зависть несчастным нью-йоркцам, парижанам, адис-абебцам, ослам и прочим многочисленным жителям иностранных стран.
          Так государство в очередной раз смело шагнуло навстречу пожеланиям трудящихся, а простой рабочий человек, не напрягаясь, обрел междугородную известность.

 
1995 г.      
Зри в корень! На главную
E-mail


Предыдущий рассказСледующий рассказ

Copyright © 2005. Дед Пихто. При использовании материала ссылка на этот сайт обязательна