Первый рассказ
Учите физику!
Выгодная комбинация
Интервью
Будильник Кашпировского
Любовь к ближнему
Автобус
Полтергейст
Слава на дурняк
Гонки на тандемах
Телевизор
Контролер
Надувная баба
Мудрая жена
Дыни
Песня
Шутки с налоговой
Хомуты
Зачет
Друзья человека
Время - деньги
Светофор
Бузинесс
Сукины дети
Разница курсов
Новые русские
Минер
Телефон
Церковь
Пыжиковая шапка
Поездка в Кировскую область






 
Друзья человека


Предыдущий рассказСледующий рассказ


          В нашу стремительную эпоху компьютеров, космических ракет и пробирочных детей, оторванный от матушки-природы и добровольно погруженный в кишащую людьми и механизмами, провонявшую бензиновой гарью ядовитую атмосферу городов, несчастный гомо сапиенс все чаще невольно тянется к "братьям своим меньшим", ища в них любовь, преданность и даже - защиту. И его стремление можно понять.
          К сожалению, это благородное желание нередко натыкается на подводные камни и попадает в воздушные ямы, принося вместо радости сплошные сюрпризы и душевные потрясения. В отдельных несчастных случаях виновниками конфликтов бывают сами животные: бешеные собаки там или голодные кошки. Но чаще все же оказывается виноват сам пострадавший. Потому что слабо разбирается в повадках и привычках наших, так сказать, четвероногих друзей.
          Один мужчина, Самуил Иванович Харлашкин, топал недавно вечером к себе домой после рабочего дня. Топал культурно, никого не трогал, хотя и был выпивши; разве только, может, песни пел, но тоже - тихо, чтобы прохожим не мешать...
          И вот идет он так, и на том куплете, где "Пра-а-вы, ах как же мы оба пра-а-вы!", поворачивает он нечаянно голову налево, смотрит в том же направлении, и буквально ужасается, и песню больше не поет. Прямо на него, вздымая во все стороны пыль и клацая на ходу зубами, мчится собачище черной масти полутораметрового росту от земли, с мордой, больше напоминающей не морду, а чугунные слесарные тиски.
          Подбегает чудовище поближе и начинает ходить рядом и Самуила Ивановича нюхать. А Самуил Иванович замер неподвижно побледневший, не знает, что и подумать. Действительно, может, собачке только познакомиться захотелось - поиграться, так сказать; а может, она три дня не жравши и имеет в этом смысле на Самуила Ивановича определенные бандитские виды. Так и гуляют они: один изображая собой статую Свободы, а другой - свободно бегая вокруг этой статуи.
          Вдруг появляется мужчина в фуражке. Появляется этот мужчина и сразу говорит: "Джесси, фу!".
          Отлегло на сердце у Самуила Ивановича, и такая тут злость его взяла! Справедливое негодование незаконно обиженного человека. Стал он хозяина собаки стыдить.
          - Что же ты, говорит, такого зверя, етитный дух, в общественном месте гуляешь?! Разве это можно, чтобы там, где люди, - и с такой рожей и без намордника ходить?!
          И при этих своих словах он берет и тычет сложенным зонтиком прямо животному в морду. Морда мгновенно становится серьезной, происходит металлический лязг, как при срабатывании автосцепки поездных вагонов, один большой зонтик превращается в три маленьких, а Самуил Иванович падает в обморок.
          Через пять минут он приходит в чувство и видит, что хозяин надевает на собаку намордник и пристегивает поводок. Тогда он поднимает с земли съеденный зонтик и, торжественно подняв его над головой, говорит:
          - Вот - подтверждение моих слов! Сидеть тебе в тюрьме, когда она кого-то загрызет. И вспомнишь меня... Не соблюдая норм общественного поведения...
          Вдруг собака, с самого начала этой истории хранившая гордое молчание, вновь замечает Самуила Ивановича и, видимо, удивленная его неблагородным внешним видом, оглушительно рявкает.
          Самуил Иванович обратно валится в обморок. Начинает собираться толпа...
          Потом Самуил Иванович еще два раза был в обмороке, сражаясь с исчадием ада и ругаясь с его хозяином. Наконец его оттащили от животного и он пошел домой. А дома он подрался с супругой и даже - один раз съездил по лицу дорогому тестю. Потому что перед этим испортил настроение об собаку...
          А вот другой грустный случай. С другим человеком. С Николаем Федоровичем Рябовым. Пошел этот самый Рябов на базар и купил там собачку - небольшого такого тупого щенка. Чтобы, когда вырастет, хозяйство сторожил, и вообще, чтобы приносил в дом веселье и радость. Потому что жил Рябов в одиночестве в своем одноэтажном частном доме...
          Селит он собачку в коридоре на коврике, кормит ее, дрессирует. Радуется-не нарадуется. Только больно уж много жрет она. И растет соответственно. Первоначально это обстоятельство очень его тешит и забавляет, потом удивляет, и в скором времени, когда щенок перерастает предполагаемые размеры своих родителей, предъявленных продавцом в виде фотографии, в душу Николая Федоровича начинает закрадываться подозрение по поводу собачкиного родства.
          Проходит год. Внутренний интерьер совместного жилища превращается в свинюшник, мебель - в дрова, финские портьеры - в лохмотья. Умственные способности собачки по мере ее роста вовсе не прогрессируют, а даже наоборот: никаких команд, кроме "жрать!", она не понимает, на хозяина обращает внимания не больше, чем на тумбочку для телевизора, и в гостиной, на плюшевом диване, не к столу будет сказано, в туалет ходит. Николаю Федоровичу уже не скучно жить в своем доме, даже слишком не скучно, и в один прекрасный день он берет в руки кусок колбасы и заманивает им дьявольское отродье во двор, и там привязывает его к забору веревкой.
          Два дня собака воет, на третий - перегрызает веревку, лезет в сарай и съедает там половину кур.
          Николай Федорович заманивает ее назад к забору и сажает там на цепочку.
          Два дня собака воет, на третий - обрывает крючок, лезет в сарай и съедает в нем остальную половину кур.
          Николай Федорович уже не знает, что и делать. За такое поведение хочется чисто по-человечески врезать по наглой морде, но, с другой стороны, - страшно, ибо собачкина голова уже по меньшей мере в два раза превышает озабоченную голову Николая Федоровича по диаметру.
          Тогда он берет колбасу, ошейник и увозит свою псину на электричке в чистое поле, за сто километров, и там коварно бросает ее на произвол судьбы.
          Целую неделю он балдеет от счастья, делает ремонт, смотрит телевизор и все такое прочее. Одним словом, вздохнул человек свободно полной грудью и начал жить для себя. Через неделю звенит стекло, обваливается от тяжести подоконник и в кухонном окне Николай Федорович видит сияющую от радости двадцатикилограммовую морду...
          С той поры пролетел еще почти год. Собака стала величиной и формой походить на средних размеров бегемота. Она оказалась какой-то редкой породы, чуть ли не занесенной в Красную книгу. Приезжали из Общества кинологов-любителей и Общества защиты животных, удивлялись и грозили, что если чудо природы сдохнет, Николай Федорович пойдет под суд. Правда, взять животное с собой наотрез отказались. Живет собака на цепи в углу двора. Николай Федорович кормит ее дистанционно, пододвигая еду палочкой. Для удовлетворения ее аппетита уже потихоньку пошло распродаваться нажитое честным трудом имущество. Все приятели бросили его. Даже лучший друг Андрей Валентинович Синюхин, простояв как-то три часа кряду в метровом пространстве, ограниченном с одной стороны сараем, а с другой - зоной досягаемости взбешенных пятисантиметровых зубов, раздружился и пьет теперь дома; совсем, говорят, спился. Выходит, таким образом, что собака исковеркала жизнь не одного человека, а сразу двух невинных людей...
          Однако не следует думать, что только крупнопородные ньюфаундленды или там ирландские волкодавы обладают природной способностью портить настроение и калечить чужую жизнь. Тяпки, Мотьки и Жанки бывают преисполнены не меньшим коварством, если, не дай Бог, вам не удастся внушить им к себе доверие и дружеское расположение души. Взять хотя бы директора частного предприятия "Коля-инвест" Колю Беспартийного...
          По пути на работу рано утром, часов в одиннадцать, вдруг перебегает ему дорогу этакий лохматый микроб без определенного места жительства. Коля, конечно, его слегка пинает ногой и смотрит, как микроб убегать будет. А микроб не то, чтобы убегать, а прямо наоборот - хвать зубами Колину штанину, и так держит! Коля его старается струсить - не выходит, хорошо держится. Пробует схватить его "за шкирки" - не тут-то было: разъяренный педигрипал при малейшей такой попытке немедленно проклацывает зубами все доступное пространство со скоростью пишущей машинки, успевая при этом следить и за штаниной. А тут, возможно, Колины конкуренты смотрят на весь этот спектакль и смеются.
          В общем, не стал он продолжать неравную схватку с псиной и портить имидж своей фирмы, и так, прямо с собачкой на ноге, пошел дальше в свой офис. Идет как ни в чем не бывало. Может быть, визитные карточки раздает, со встречными бизнесменами текущие дела обсуждает, дамам улыбается... Только иногда нет-нет да и потрясет немножко ногой: не забыла ли собачка хорошо держаться?
          Так и пришел в свою контору. А как зашел в подъезд, только подумал предпринять решительные меры без свидетелей - вредная животина немедленно отцепилась и спряталась. А после, когда он скрылся из вида, собачка, перед тем как убежать по своим собачьим делам, в качестве, так сказать, последнего аккорда торжественно пометила дверь частного малого предприятия на глазах потенциальных клиентов и злопыхательствующей конкуренции. Такая зараза!..
          Так что общение с природой требует терпения, деликатности и полного знания предмета. Лишь тогда оно не будет причинять вред и увечья, а станет приносить только положительные, счастливые минуты жизни.

 
1996 г.      
Зри в корень! На главную
E-mail


Предыдущий рассказСледующий рассказ

Copyright © 2005. Дед Пихто. При использовании материала ссылка на этот сайт обязательна